Безликий. Внеличностный. Трансперсональный. И коллективно-бессознательный. Патологоанатом от культурологии. Аутопсист от психологии. Активная система распознавания образов. Мифо-диггер и сказко-дайвер.
Еще статьи эксперта
Январь - ИСКАТЕЛЬ
Февраль - МУДРЕЦ
Март - МАГ
Апрель - ОПЕКУН
Май - ПРАВИТЕЛЬ

 
Апрель - архетип Опекун
Еще об архетипе:
ИРИНА КОРУНКОВА
ОЛЬГА НЭЛТ
АННА ЛЯНСКАЯ
ИНГА АДМИРАЛЬСКАЯ
ОЛЬГА ЕРШОВА
ИРИНА МАЛЬЦЕВА (НЕКЕЛЕ)
ШКОЛА ОБРАЗНЫХ РЕШЕНИЙ IDEA-class
АНАСТАСИЯ КАМАЕВА
КИРА ФЕКЛИСОВА
ТАЙНЫЙ ЭКСПЕРТ
НАТАЛЬЯ КОРОТОВСКИХ
ЛЮБОВЬ МОЛОТКОВА
АЛИНА ШМАНЕВА
ДИНА КАРЕВА
СВЕТЛАНА КОМАРОВА
ОЛЬГА КРЫЩЕНКО
НАТАЛЬЯ НОСЕВИЧ
ЛАМИЯ
АМУЛЕТ
 

Опекуна можно отнести к условно-социальным архетипам. Условно-автономный Искатель сосредоточен на пути и поиске, Мудрец – на познанном и непознанном, Маг – на трансформации реальности. Другие люди появляются в личных сказках этих архетипов на ролях ресурса, объекта исследования, фигур большой игры. У Опекуна – первого из авторской линейки, появляются силы и – главное – желание взглянуть на Другого и не увидеть в Другом ни еду, ни врага, ни спасение, ни развлечение. Он смотрит на нас приветливо и видит человека.

Поняв, что кто-то в затруднении, растерян или болен, Опекун не делает испуганные глаза и не убегает в точку за горизонт, подальше от этого прокаженного. И даже не тычет в него палочкой, изучая, как поведет себя данная особь в экстремальной ситуации, если еще усилить давление. Он протягивает руку и помогает. Caregiver. Податель заботы.

Он говорит "не бойся, я с тобой", когда мы действительно испуганы, горюем и обессилены. Он готов быть с нами не только в радости, но и в печали. Это дорогого стоит.

илья старается скорее
уравновесить зло добром
увидел парни бьют мальчишку
красиво рядом станцевал
© karim-abdul

Еще дороже стоит готовность Опекуна не просто "рядом станцевать" с дружелюбным видом, когда мы в беде, но открыто и активно действовать в наших интересах. Вернее, действовать в тех интересах, которые Опекун считает нашими. На определенном этапе этого достаточно – быть живыми, здоровыми, сытыми и с утертыми слезами мало кто откажется, и Опекун вполне логично полагает, что если он обеспечит эти базовые потребности, то хулы не будет.

Проблемы начинаются, когда базовые потребности удовлетворены и Подопечный готов посмотреть в другую сторону, а Опекун все еще вкалывает...

Но давайте начнем с причин и целей Опекуна. Чего ради этот молодец опекунствует над всем, что к полу не приколочено и добела не раскалено? Нет ли в этом какой злостной манипуляции?

Cui prodest?

Итак, кто же тот, кому выгодно вести себя по-Опекунски, и в чем эта выгода? Во-первых, это может быть тот, кому не досталось опеки в его собственный период болезни и горя. Как "мы сами стали теми парнями, за которых в юности хотели выйти замуж", так же мы становимся волшебниками с голубым вертолетом, а в нем всегда кино, вино и эскимо для страждущих. Стать такими волшебниками для самих себя – путь неочевидный и требующий протоптанной тропинки в прошлое. К тому же, излишний эгоизм, трата кина, вина и эскима только на себя – порицается обществом, а вот жертвенность, ради выживания вида, поощряется. Так что, быть может, если этот Мазай спасет достаточно зайцев, ему станет легче. Быть может, ему станет спокойнее. И если заодно накопится достаточно хорошая карма...

Тогда образуется во-вторых: Опекун находится на особом месте в иерархии, к благотворителям особое отношение. Щедрость и готовность позаботиться о ближнем своем дает ему некие гарантии, что в случае чего общество позаботится и о самом Опекуне. Просто ради сохранения равновесия и памятуя о былых заслугах. Ну а если нет, так хотя бы не сожрет. Опекун полезен. Конечно, эти социальные гарантии вовсе не монолитны, и в эпоху потрясений достается всем. Но Опекун как раз и работает на то, чтобы никаких потрясений не случалось. Хранитель благополучного уклада вещей, консервант добрых отношений.

Могло создаться впечатление, что Опекун – чрезвычайно хитрый тип, скрупулезно взвешивающих на старинных алхимических весах, хватит ему уже добрых дел на спокойную старость, или нужно еще пару пенсионерок перевести через улицу. Но на деле Опекун – это человек, у которого болит душа о тех, кто несчастен. И болит она потому, что была ранена и несчастна сама. И это непереносимо, и это незабываемо, и это невозможно избыть иначе, чем пытаться наладить что-то вокруг. Хороший способ употребить в дело свои горести и добыть дары из травм.

В-третьих, забота о ком-то – способ продолжаться. Ведь пока нас кто-то вспоминает с теплом, мы существуем. Мы живы в тех, кто выжил благодаря нам. Мы живы в тех, кто стал сильнее, благодаря нам. В наших детях, наших учениках – в наших делах. В том, что мы делали для них, в том, чему мы научили их.

Жизнь в глазах живущего

"Людей нужно сопровождать, а их раны лечить"
Папа Римский Франциск

Когда Опекун смотрит на нас в беде, он видит ... нашу самую нежную, наивную и чувствительную часть. Того самого Внутреннего ребенка.

Опекун старше, он уже знает, как бывает слаб и уязвим человек. И эта слабость не вызывает в нем ни брезгливости, ни злости. Только печаль и сожаление. А еще любовь.

Любовь – это то, что ты готов делать для того, чтобы человек был. Был здоров, был весел, был счастлив, вообще – был.

Работа Опекуна – высокое служение жизни. Знание, что жизнь стоит того, чтобы продолжаться. Знание, что всякий достоин жить.

Действия Опекуна часто продиктованы собственной болью, страхом, подспудным желанием лучшей доли, тоской по любви. И все же, каковы бы ни были причины, он видит нас такими, какие мы есть: мягкие, хрупкие, беспокойные человеки в то слишком холодном, то слишком горячем мире, в мире острых углов, долгих дождей, тяжелых болезней, подлых действий, злых ранящих слов. И ему не жалко себя ради нас, он не бережет себя для чего-то поважнее. Он хочет для нас лучшего, и готов щедро отдавать это лучшее. Все внимание и всю нежность, которая у него есть. Он здесь за этим.

Конечно, это именно то, чего дети хотели бы от родителей. Или, те, кто постарше, от новозаветного бога. Милостивый к нам старший, сильный, добрый, прощающий грехи, ибо что за грехи могут быть у рыдающего малыша?

Власть в руках старшего

"Если мы можем сделать человека счастливее и веселее,
нам следует это сделать в любом случае, просит он нас о том или нет"
Гессе

Опекун видит в Другом Дитя. Так выдержана иерархия: Опекун берет на себя ответственность за благополучие Подопечного, и вместе с ответственностью получает власть. Это первый архетип в линейке, напрямую начавший работать с вопросом власти. Казалось бы, это слово должно украшать личное дело Правителя или какого-нибудь Мага (по отдельному запросу желающих – и досье Любовника), но имеет смысл понимать, что любые результативные и осознанные действия подразумевают, что у активной стороны есть власть над состояниями пассивной стороны. Опекун – очень активная сторона, и он с необходимостью властвует над Подопечным.

Общественное сознание временами пугается этого положения вещей. Сразу возникает в голове образ строгой учительницы, бьющей линейкой по пальцам, или еще какие-нибудь ужасы. Опекун, раз уж он такой альтруист, не должен иметь никакой особой власти, только обязательства, иначе это уводит его в Тень!.. Да нет, не уводит. Власть и контроль – инструменты причинения добра Подопечному. Если у нашего героя есть только гипертрофированная ответственность и доброе сердце, то это уже не Опекун, а слуга и еда Подопечного. Какую помощь может оказать такой Опекун? "Рядом станцевать"?

Да и как не контролировать Невинного. У него же такое выражение лица, словно ему затруднительно самому себе шнурки завязать, что уж говорить о более сложных действиях.

Инструкция для Опекуна: Два способа быстро и максимально болезненно дойти до Тени

Разрушение изнутри

С котенком вся проблема в том,
Что он становится котом.

Конечно, никто не может оставаться Невинным вечно, как бы того ни хотелось Опекуну. А ему бы действительно хотелось. Все же нормально было, чего ты начинаешь вырастать?

Заботливый – любитель внятного, спокойного и предсказуемого положения вещей. На изменения, в том числе рост, он смотрит косо: изменяясь, мы открываемся миру. А оный часто ведет себя совсем не по-Опекунски.

Вот с этого момента, с точки нестабильности, которую так любят Маги, начинается легкое недомогание Опекуна.

Подопечный начинает желать странного, у него появляются неодобряемые интересы, он начинает вести себя как кретин и совершать незапланированные действия, раскачивая лодку. Опекун ему вроде уже не очень нужен, а вот власть над своими собственными состояниями – очень нужна. И Подопечный собирается отвоевывать ее всерьез. Когда начинается конкуренция, самое разумное, что может сделать Опекун – ничего не делать. Сила Опекуна в любви и принятии, в том числе – принятии того, что в его заботе больше не нуждаются. Но едва только он ввяжется в процесс и регрессирует до Воина в попытке вернуть себе главенствующее положение и удержать разъезжающиеся рамки мироздания, в ход пойдет принуждение.

Вебер указывал на три источника власти: авторитет, право и насилие. Когда у Опекуна что-то не срабатывает с первыми двумя источниками, а Подопечный ему все еще необходим и нет сил отпустить подростка на волю, вот тут он прибегает к третьему. И вот это – путь в Тень.

Подопечные в процессе сепарации, особенно ясно это видно в семейных историях, часто выкатывают Опекуну взаимоисключающие параграфы вида: "Продолжай меня опекать (кормить, баловать и одевать), но не лезь в мою жизнь и ни о чем не спрашивай". Голова от таких заявлений идет кругом, Опекун возмущен нарушением равновесия и – дальше по обстоятельствам.

Тема равновесия особенно интересна здесь. Опекуну важно, чтобы его признавали Опекуном. Важно получать отклик от Подопечного, важно знать, что вся его глупая жертвенность и высмеиваемый эгоистами альтруизм были не напрасны.

То, что дает нам Опекун – забота, помощь и любовь, в ответ он тоже жаждет любви и благодарности, потому что только ими и можно расплатиться. Если ему кажется, что благодарности недостаточно, Опекун, сползающий в Тень, начинает вымогать плату, перечисляя свои заслуги. В переводе на язык смысла, он говорит: "Посмотри, я сделал это для тебя, скажи, что я не ошибся, что я все сделал правильно, что это было не зря, что я был нужен и полезен тебе". Но здесь его подводит то, что Опекуну всегда было виднее, как лучше. Он приносил свои жертвы добровольно и не советуясь: с кем там было советоваться? С младенцем? Естественная реакция вырастающего Подопечного на развернутый перед ним список опекунских достижений: "Воу-воу, полегче, я ж ни о чем тебя не просил ".

Отказ от проявления благодарности опрокидывает Опекуна на обе лопатки. Все было зря. Все его действия были бессмысленны и бесполезны, только время потратил. Кто возместит эти потери? Ты возместишь.

В Теневом Опекуне больше не остается любви, один только голод.

Разрушение снаружи

Вторая опасность для Опекуна, кроме залипания на Подопечном и игнорирования естественных изменений: вопрос божественного всемогущества.

Мы уже выяснили, что Опекун старше. Он выше по иерархии, у него больше прав и ответственности.

Еще Опекун знает, как лучше. Он не может позволить себе продолжительных сомнений в этом, иначе он теряет в эффективности – пока Мазай размышляет над общими философскими проблемами, над тем, хороша ли эта лодка, соответствует ли она эйдосу лодки, есть ли в этом всем высшее благо – зайцы потонут.

Он может сделать, как лучше. У него, как мы выяснили выше, есть на это инструменты: власть, контроль, внимание и любовь.

Если случилось страшное и Опекун не сделал как лучше, вот здесь начинается кризис. Беспомощно наблюдать за тем, как крошится мир и слабый птенчик-Подопечный оказывается в худшем состоянии, чем был – разрушительно для Опекуна. Ты старше, ты в ответе, ты все знаешь, ты все можешь – так почему ты это допустил?

Вошедший в Тень с этого крыльца Опекун готов посадить Подопечного в золотую клетку или в пластиковый стерильный шар, лишь бы уберечь от всего на свете. Могло бы помочь принятие своей человеческой природы, ограниченности своих возможностей. Понимание, что от всех невзгод Подопечного не убережешь. Да только как же не попытаться? Любовь ведь сильнее всего на свете, разве нет?

Наставничество

Нам бы хотелось отдельно поговорить об этой разновидности Опекуна. Вышесказанное в основном относилось к родительско-детской сфере, к полю жизни вообще. Наставник же заботится не о том, чтобы его Наставляемый был жив, здоров, сыт и тепло одет. Это специалист узкого профиля, он заботится о том, чтобы Наставляемый был компетентен.

Он все еще видит в вас Невинного, но ваша Невинность в завязывании шнурков и умении держать вилку ему не очень интересна. У вас с ним есть общее поле, общая тема, где сейчас вы – ниже по уровню компетентности, а Наставник – выше. Конечно, такой Опекун – помесок с Творцом или другим старшим архетипом, ему интересно не просто обучить персонально вас какому-то искусству, чтобы у вас был кусочек хлеба даже в голодный год. Ему интересно продолжить искусство и продолжиться в ученике. Задать искусству вектор в будущее, хорошо подготовить подходящего носителя навыка, и тогда этот Наставляемый сможет передать навык дальше. Если Опекун в целом – служитель жизни человека, то Наставник – служитель жизни ремесла.

Интересно, что в этой творческой смеси, в Наставнической ипостаси Опекун теряет свою привязанность к стабильности и неизменяемости окружающей среды. Это тот случай, когда изменения означают эволюцию и прогресс, а не ужас и катастрофу. Есть в этом что-то и от Мага.

Для Наставляемого же здесь могут крыться поводы для неизбывной тоски: тот, кто воспринимался как Опекун, с кем установилось некое родство, общность и приязнь, на самом деле имел какие-то свои цели, и вовсе не собирался няшкать Опекаемого до седин.

Плюсы, минусы, подводные камни

Лайк:

1. Работаем за спасибо.

Опекуну не нужны ваши миллионы, ему нужна простая человеческая благодарность и привязанность. Как богу не нужно, чтобы вы покупали свечки в церкви, ему нужно, чтобы вы верили в него, обращались к нему, и через это были в порядке.

2. Он оберегает постоянство.

Ту самую зону комфорта, из которой на словах все хотят выйти, а на деле – попасть.

3. Trust me. I am the Doctor.

Будучи Хранителем зоны комфорта, многие Опекуны буквально носят эту зону с собой, и в их присутствии можно расслабиться. Внимательны, доброжелательны, обладают внушительной компетентностью в сфере душевного спокойствия. Довериться такому не стыдно и не страшно.

Дизлайк:

1. Умом "спасибо" не понять, аршином общим не измерить.

Сложно взвесить благодарность и решить, когда уже достаточно благодарить. Бывает так, что нам уже кажется, что хватит, а Опекуну еще кажется, что мало. Его это ввергает в печаль, нас – в неловкость.

2. Его постоянство тесно.

Опекун обращается к нашему внутреннему ребенку, он воистину видит его. Но мы – не только это потаенное и прекрасное дитя. Поэтому и Опекун пригождается нам не всегда и не во всем. Для Опекуна наша внезапная холодность и бунт в ответ на его заботу болезненны и обидны: он же хочет как лучше.

Более того, Опекун на самом деле не очень-то много знает о мире: он еще не побывал ни Искателем, ни Мудрецом. Его знание постоянства и стабильности – только один из вариантов "как лучше", к тому же в основном не опробованный лично, а сгруженный социальной системой. "Как правильно". "Как следует". "Как полагается". Это ширпотреб, а не индпошив. Поэтому костюмчик рано или поздно начнет сидеть на вас довольно криво, а вопрос "Кто вместо рукавов мне штаны пришпандорил?" скорее всего останется без ответа. Это не костюм плохой, это ты чучело.

3. Доверяй, но проверяй.

Опекуна не интересуют рост и изменения, поэтому если они интересуют вас – случается конфликт. Опекун, пока он в светлой ипостаси, не будет действовать вам во вред, но зато его понимание пользы весьма специфично.

Теневой Опекун тоже в каком-то смысле хочет заботиться. И он тоже готов совершать для этого действия. Но для того, чтобы у него был повод вас опекать, ему нужно, чтобы вы были уязвимы и несамостоятельны. Чтобы подопечный был вечно болен, неустроен, и чтобы был вечно благодарен. В самых крайних проявлениях Теневые Опекуны устраивают своим Подопечным неприятности, чтобы оказаться рядом и немножечко спасти. Но не совсем. До следующего обеда.

Так или иначе, для того, чтобы критически оценить действия Опекуна в отношении вас, требуется хорошо осознать свои потребности и свои границы, а значит – самому изрядно подрасти.

Все люди рано или поздно, так или иначе проходят эту стадию – сепарацию от родителей, бунт против бога, поиски собственного места в иерархии или вне ее. И в конечно итоге, когда эти поиски, часто болезненные и беспокойные, заканчиваются, мы находим в себе достаточно тепла и любви, чтобы и самому взглянуть приветливо на Другого: на того, кто рядом, на того, кто младше, и увидеть его юную невинную красоту, трогательное очарование неискушенности. Почувствовать, как нов и удивителен для него мир. Вспомнить, как жесток и опасен он может быть. Увидеть важность каждого маленького шага одного человека. И мы находим в себе достаточно сил, чтобы уберечь Другого и позаботиться о нем.

Потому что мы захотим, чтобы он был.




Подробнее об эксперте в ЖЖ:http://hloflo.livejournal.com/887231.html
Материал и обсуждение в ЖЖ:http://hloflo.livejournal.com/935652.html


© 2015-2018 hloflo